Divergent. Regeneration

Объявление

Рады приветствовать Вас на литературной игре по антиутопическому миру трилогии «Дивергент»

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Студия Дизайна By Vulmera

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Divergent. Regeneration » То, что было » When it all went wrong?


When it all went wrong?

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

When it all went wrong?

The ashes are all cold now, no more bullets and the embers are dead. Whispers in the air tell the tales of the brothers gone. Desolation, devastation... What a mess we made, when it all went wrong?
Mike Oldfield - Nuclear

Это случилось...

конец мая

Чикаго, ставка Бесстрашия

Мы говорили о...

Зачинщики чудовищного моделирования подбрасывают полумертвого Максимилиана Вернера обратно во фракцию. Бесстрашные деморализованы произошедшей резней, смерть одного из командиров стала бы для них очередным ударом. Но Вернер не собирается умирать так просто. Напротив, он, едва придя в себя, проявляет решимость как можно скорее вернуться к делам. Первым делом Макс планирует восстановить спецотряд совместно с Райли Уайлдером...

http://funkyimg.com/i/2cKAQ.gif
Максимилиан Вернер

http://funkyimg.com/i/2cKAR.gif
Райли Уайлдер

+2

2

Кто бы мог подумать, что человек способен выжить на одном единственном топливе: злости?..
Максимилиан Вернер был чертовски зол из-за того, что произошло с ним, его фракцией и мирными жителями. Все полетело к чертям собачьим. Система, планы, обыденная жизнь, спокойствие города и людей в нем… все. Буквально все.
А все почему? Потому, что кто-то оказался слишком жаден до власти. Кто? Конечно же, Эрудиция. Еще много лет назад Макс вдоволь насмотрелся на то, какими тщеславными были представители этой фракции. Только вот Вернер все равно не мог даже представить, что ублюдки опустятся до подобных чудовищных преступлений ради достижения своих эгоистичных целей.
Злость обжигала. Злость кипела внутри него. Даже когда мужчина был в шаге от того, чтобы провалиться за грань реальности, он продолжал думать о мести, о справедливости. Злость не давала ему сдаться и покориться судьбе. Злость разогревала кровь в жилах, заставляла сердце биться. Злость велела все исправить и не позволяла жизни закончиться прежде, чем это случится.

У тех, кто пленил его, был план. Иначе они не стали бы чистить и зашивать его раны, следить, чтобы он не преставился в своей камере. Им не удалось получить информацию, но они были намерены извлечь из пленника иную пользу.
Было несложно догадаться, какую именно. Стоило лишь взглянуть на лица тех, кто приносил ему еду или пилюли, чтобы понять – его вид нестерпим для них.
Бледный и исхудавший калека с помутневшими глазами, оставшийся без руки и ноги… в былые годы его уже отправили бы к афракционерам на вечное поселение, как поступали с теми, кто не проходил испытания или был слишком стар, чтобы поддерживать себя в форме. Бесстрашные не должны думать о немощи и старости. Они должны быть окружены сильными, ловкими и прекрасно обученными бойцами, чтобы исполнять свои обязанности. А иначе… иначе у них появляются вопросы.
Вот и сейчас терялись, запинались, не находили слов желторотики, посланные к раненному с подносом или пачкой таблеток в короткие часы его бодрствования. Они наверняка думали о том, что нечто подобное может случиться с каждым.
Заронить зерно не страха, но хотя бы неуверенности и сомнения в сердца былых защитников порядка в Чикаго – это отличный способ окончательно сломить и уничтожить фракцию. Как раз то, что нужно заговорщикам.
О, нет-нет-нет. Вернер был готов на все, чтобы эти планы сорвались. Пока что от него требовалось не так уж много - выжить.

Макс много спал, пытался поскорее набраться сил, чтобы встать на костыль. Он знал, что после этого станет легче хотя бы морально.
Пациент провел на больничной койке всего ничего. Она была в разы лучше бетонного пола, на котором его держали тюремщики, но все равно стала ненавистной. Вернер не хотел торчать в медблоке. Не хотел гипнотизировать стены и ждать порцию обезболивающего. Не хотел, чтобы на него смотрели таким взглядом. Не хотел мириться с положением, своим и своей фракции.
Максимилиан принял решение вернуть себе силу. Он просыпался, глотал свои таблетки, глядел на капельницу, жевал еду и обменивался парой-тройкой слов с теми, кто приглядывал за медблоком, снова спал. Да, пусть сейчас на нем и висит его обычная одежда, пускай он больше похож на жалкого изгоя, а не на одного из Бесстрашных. Пускай. Это временно. Организм восстановится. А потом… если кто-то осмелится во всеуслышание назвать его немощным, то узнает, что Вернер способен переломать неприятелю все кости даже треклятым костылем.

Информация до него доходила противоречивая, но безрадостная. Реки пролитой крови еще не высохли, а потому ни у кого более-менее осведомленного не было лишнего времени для общения с Вернером. Тем не менее, Максимилиану был нужен четкий доклад о произошедшем, чтобы понять, как разрешить сложившуюся ситуацию. Вернувшись в строй, он должен стать тем же непоколебимым Льдом, с которым побаивались вступать в конфронтации представители остальных фракций, на которого ровнялись собратья по оружию, которому подражали новички. Это было невозможным без знаний о том, каковы потери, кто стоит у руля, каков нынешний курс фракции.
- Иди-ка сюда, - наконец сказал Вернер в один из дней рыжему парнишке с кислой миной на лице, который уже собирался убраться подальше от койки. День выдался хорошим, слабости как не бывало, голова была ясной – в самый раз для серьезных разговоров.
– Найди Шамана. Скажи, что мне нужно с ним поговорить.
А больше никого и не осталось…

Отредактировано Maximilian Werner (2016-06-09 15:58:39)

+2

3

Сейчас такое время: человечность принимают за слабость, а сволочизм и легкую степень дебилизма - за волевой характер. Разве не так?

"Запах гари повсюду. Ситуация внутри города накаляется с каждым днем все больше больше. Человеческие тела не успевают сжигать. Крематории не справляются со своей работой. Часть бесстрашных была брошена на этот сектор. Весь город превратился в коптильню. Количество жертв достигает трех сотен. Но жители Чикаго должны объединится и дать отпор...."
"Бесстрашие не может контролировать ту силу и мощь, которые им предоставил народ. Каждый из них - это потенциальный убийца, палач нации..."
" Будем добры друг к другу. Сложим оружие и сядем за стол переговоров..."

Сводки новостей за последние несколько недель не изменились. Все так же умирают люди, все так же гремят взрывы и все так же ничего не меняется. Да, раньше Шаман думал, что что стабильность - есть хорошо. Но сейчас он отчетливо видит, что в этой гребанной стабильности мрут, как мухи люди. А те, кто еще вчера стоял у руля и бил в набат с призывами очистить ряды от чумы - сами упиваются властью. Безысходность постепенно пожирала все пониманиe мира.
Со момента кровавых оргий прошло около 2-3 недель, может чуть больше, может чуть меньше, Райли этого не замечал. Странное чувство дежавю не покидает солдата. Смерть родителей, потом смерть брата и сестры оставили свой отпечаток, свой неизгладимый след. Он до последнего не мог поверить, что близнецы погибли. И пока не увидел бездыханные тела, не мог успокоиться. Выть, именно выть от боли хотелось первые дни. Но боль утраты была настолько же сильной, как и желание мести. Верно говорят, что умный человек нашел бы способ не развязывать кровавые баталии, а поступить по другому, по разумному (упрятать в тюрьму, засудить и т.д), но разум и желание мести - совсем не товарищи. И порой кажется, что если бы не желание поквитаться за смерть семьи - то он поступил бы так, как все остальные его собратья по оружию: либо на дно Ямы, либо на дно бутылки. Выбор не велик. В эти дни он был не свой, как чумной.
    В коридорах Ямы сновали взад вперед искренние вперемешку с лихими. Кто-то что-то оживленно обсужда,л кто-то молча шел с понурой головой, а кто-то просто выполнял свою работу. Эти дни стали новым испытанием на выносливость. Уайлдер старался как можно меньше видеться с Аннабель. Зачем? В сотый раз напомнить, кто ее подстрелил? Это глупая затея. В какой-то момент в голову парня стали лезть глупые мысли. Словно питоны они душили его мозг, впиваясь жадно и беспристрастно в последние задатки здравого смысла. Он чуть не убил ту, которая сумела стать его семьей, его родным человеком. Не дай Бог такое кому-то пережить. Наверно, потому Райли старался даже не пересекаться с Янг.
Что касается Адель... здесь все еще сложнее и проще одновременно. Дети сейчас помещены в больничный блок. Шаман ничего не рассказывал девочке, списывая все на занятость и отсутствие времени. От него ей нужны были только конфеты и стопки белоснежных листков для рисование. В какие-то моменты он завидовал детской непосредственности и беспечности, вспоминая себя в ее возрасте.
  Последние события заставили быть еще жестче, еще суровее и категоричнее. Работа психологов не дает особого результата. Наверное, потому Шаман перестал наведываться к работникам мозгопания и разумавправления. Да и больничное крыло обходить десятой дорогой.
Только в работе он мог найти успокоение и покой. Только оружие в руках приносило умиротворение. Боевая группа была вся истреблена. Кто-то бесследно пропал, кто-то погиб, а кто-то самостоятельно укоротил себе жизнь. Те кровавые дни всех изменили в корне. Да, Райли видел много смертей и все кто входил в состав отряда знали на что подписываются и готовы к летальному исходу. Но не думал он, что все произойдет так быстро. В живых остались трое. Командир (и духовный наставник Шамана) и Мэй (боевая подруга и просто хороший человек) Мда, не густо. Но как говорится: нас мало, но мы в тельняшках.
Как говорилось раньше - в мед блок Уайлдер ни ногой. Потому, сейчас, заканчивая перебинтовывать ногу (рваная рана мягких тканей на лодыжке) парень упорно сворачивает бинт и прячет аптечку под кровать. Не впервой залечивать раны таким дедовским способом самостоятельно. Около двери спальни раздались шаги. Детские шаги. Без стука, ворвавшийся рыжеволосый мальчуган, сообщил о том, что его разыскивает Лёд и удалился. К слову, как из неоткуда возник, так же быстро и удалился, хлопнув при этом дверью. К слову, нарушив идиллию и тишину.
Натянув куртку, парень поднимается с постели и выходит прочь из комнаты.
По пути к больничному крылу, Шаман встречает много людей и кротким кивком головы здоровается с ними. Подумать только, еще каждый второй из них мог стать его живой мишенью. Такие мысли и радовали и пугали его одновременно. Хромая на правую ногу, парень преодолел половину пути. Вдалеке увидев Аннабель, он только ускорил шаг.
Едкий запах медикаментов и хлора оповестили о том, что место назначения уже близко. Десять метров и двери блока распахнулись перед Шаманом. Здесь слышны стоны больных и детский лепит. Все вместе смешивается и становится даже как-то жутко.
- В какой палате Лёд? - спрашивает Уайлдер у медсестры, которая бежит с капельницей в палату.
- Восьмая палата. - кричит девчонка на ходу, быстро перебирая ногами. Да, работы у мед блока прибавилось. До этих пор он не видел здесь ни разу такого оживления. Да, люди болеют, но забитого блока не было ни разу на памяти солдата.
Открыв двери, Шаман находит своего командира. Да, ему досталось больше всех из тех, кто остался в живых. Райли несколько раз приходил навестить наставника, но медсестры категорически не пускали его. А потому, он просто интересовался о его состоянии, веря на слову людям в белых одеждах.
- День добрый, Макс? - он подошел к командиру и пожал ему руку. - Как самочувствие? - что за идиотский вопрос? Неужели и так не видно? хм... - Что говорят врачи? - наверное более лаконичного он сказать и не мог в данный момент. Оратор из Шамана после всего происшедшего стал еще паршивей, чем прежде.

+2

4


Голос совести тоже ломается с возрастом.

- Вас когда нибудь обвиняли в безразличии? Причем так, что и ответить было нечем. Например - не желая выглядеть истеричной курицей, ты наблюдаешь за суетой вокруг, стараешься меньше контактировать с чужим горем, вгоняешь ногти в ладони так, что красные полоски не исчезают долго-предолго, дышишь как можно глубже, что бы нечаянно не выплюнуть легкие и давно уже ставший безвкусным завтрак.... Эммм... и так собственно день за днем, пока не получается запихнуть эмоции куда подальше... Я замолкаю.
- И чего ты этим добилась? - после небольшой паузы спрашивает Роксана, откинувшись на мягкую, оббитую темной кожей спинку кресла напротив меня.
Странная метеморфоза - раньше мне казалось, что ее глаза способны заглянуть в душу, а теперь это просто глаза. Обычные красивые глаза. Немного усталые, но не более.
- Хороший вопрос, спасибо. Растягиваю губы в дежурной улыбке, демонстрируя психотерапевту маску интервьюируемого политика.- Теперь я четко знаю как и что делать. Сомнений больше нет, жалости, грусти. Появилась незнакомая до этого легкость. Иначе говоря произошла глобальная переоценка ценностей. Немного наклоняю голову к плечу, облизываю губы. - Мне это нравится, Рокс. Так или иначе, но это к лучшему. Я больше не та маленькая девочка, подопечная Шамана и Мангуста, которой было крайне сложно принимать решения, которая только периодически обретала уверенность в том что делает. Сейчас эта уверенность со мной все время. Облокачиваюсь на стол, максимально приближая лицо к доктору. - Имей ввиду, ты не последнюю роль сыграла в этом становлении. Но сейчас я думаю, этого будет достаточно. Это наша последняя встреча, Рокс. Ты справилась.
Она удивленно приподнимает бровь, но молчит.
Не ожидая ответа, покидаю уютное мягкое вресло и выхожу из кабинета. 
Оказавшись по ту сторону двери, словно попадаю в другое измерение - холодная цветовая гамма, озабоченные лица снующего персонала медицинского блока, неуключая медсестра роняет поднос, и инструменты с характерным звоном разметаются по полу коридора. Из-за спины криворукой девчушки, взгляд выхватывает знакомый профиль. Брови приподнимаются, образуя тонетькую моршинку на лбу - Что здесь делает Шаман?Не спуская глаз с двери, размашисто, но тихо шагаю к ней. Боковым зрением замечаю, как испуганно отпрянула в сторону медсестра, когда я проходила мимо.
Палата №8... дверь не заперта,  легко и даже без скрипа поддается давлению. На какие-то доли секунды замираю на пороге, затем делаю шаг внутрь.
- Прошу простить -  я без даров - показываю пустые руки, со все еще забинтованной ладонью. И на вопросительный взгляд мужчин добавляю - Как и без приглашения...

+2

5

Ожидание проходило за прежним опостылевшем занятием – разглядыванием стены в полудреме.
Иногда казалось, что еще один день – и все, Максимилиан Вернер безнадежно и окончательно свихнется, пропадет где-то во внутренней темноте и никогда не вернется к людям. А потом день проходил, рассудок оставался при нем и жизнь продолжалась. Этого достаточно, чтобы на личном примере понять, что тот, кто не желает быть сломленным – не сломается.

Шаман вошел без стука. Вернер даже сперва подумал, что это очередная медсестра, но обошлось.
- Добрый, - усталая полуулыбка, крепкое рукопожатие. Приятно увидеть знакомое лицо посреди холодных красок палаты, суетящегося медицинского персонала и перепуганных детишек.
Сколько уже лет прошло со дня их знакомства? Сколько опасных вылазок и операций? И не сосчитать.
С Райли поначалу было непросто поладить. Вернее сказать, не поладить, а справиться. В нем было вдосталь упрямства, твердолобости и принципиальности, чтобы стать настоящей занозой в заднице любого наставника и командира. Со временем острые углы удалось сгладить. Сейчас же Макс был уверен в этом человеке. Он старался не думать о том, что Шаман может оказаться предателем, но им и правда мог быть кто угодно из Бесстрашия... Нет, только не он, ведь подобный исход грозил Вернеру окончательной потерей веры в человечество.

- Рад, что ты цел. Располагайся, - Макс кивнул на свободный стул у кровати. - Я в порядке. Если эти ублюдки хотели меня уничтожить, им следовало отрезать мне не руку и ногу, а голову. Врачи… думают, что я не встану с этой койки. А я собираюсь доказать им обратное в ближайшее время.
Медперсонал действительно избегал разговоров с Вернером. Они пытались отделаться короткими фразами, старались не встречаться с ним взглядом и вообще заглядывали в палату исключительно по необходимости. Наверное, опасались, что их неутешительные прогнозы могут доломать и без того паршиво выглядящего пациента. Максу было плевать. Сейчас единственное, что ему нужно было от медработников – это чертовы пилюли, капельница раз в день и минимальная кормежка. С остальным он был намерен справиться самостоятельно.

- А теперь - к делу. Райли, мне нужно знать, насколько глубоко все мы увязли в дерьме. Пока я здесь, у меня есть куча времени, чтобы придумать, как из этого дерьма выбраться, но прежде мне нужны точные факты, - Вернер внимательно посмотрел на Шамана.

Дверь открылась почти бесшумно, зато звук шагов был легко различим. Зрение у Макса подпортилось, а вот слух стал гораздо острее.
- Ух ты, да у меня сегодня аншлаг, - усмехнулся Лёд, завидев у двери новую посетительницу. – Если там в коридоре есть кто-то еще, то ему придется встать в очередь: места в палате на всех не хватит.
Удивительно, но он успел немного отвыкнуть от людей. До плена Максимилиан был вечно окружен то новичками, то членами отряда спецназначения, то желающими спросить совета патрульными. А потом его вырвали из всего этого и заперли одного в безликой пустой комнате с бетонным полом, стенами и потолком. Вернувшись домой, он снова оказался в безликой и практически пустой комнате, в изоляции. Поначалу приходилось сделать над собой усилие, чтобы не начать говорить с самим собой. Заметь что-нибудь подобное одна из медсестер – и пациента быстренько переправили бы в другой блок, где на кроватях есть ремни.

+2

6

Как же правильно начать? Жили-были... эти "жили-были" уже у всех в печенках сидят. Далеко-далеко... очередная хрень. перед Шаманом стоял сейчас вопрос на первый взгляд простой, но если заглянуть под другим углом... Вот здесь появляется гораздо больше неизвестных частей, чем простых и понятных.
  О том, что готовится теракт на Бесстрашие, никто не мог и подумать. Нет, разумеется, никто и никогда не опровергал возможность, но до последнего все старались даже не задумываться на эту тему. Эрудиция нанесла сокрушительный удар по фракции лихих. Наверное, каждый запомнит тот день визитов на территорию бесстрашных. А имена погибших и без вести пропавших,, навсегда останутся в памяти людей, которые смогли пережить те тяжелые и скверные дни. А будут еще хуже... Это Райли и сам понимал. Сохранять спокойствие между бесноватыми афракционерами и эрудитами с каждым днем все сложнее и сложнее. Боевые действия в полном объеме разворачиваются, как на территории лихих, так и за ее приделами. Серая зона... пока это только пустой звук. В Чикаго ввели комендантский час и каждый житель города должен соблюдать строго установленные правила, чтобы не осложнять жизнь остальным. Все, кто умел держать в руках оружие и знал хоть какие-то маломальские приемы - был сейчас на вес золота. Что касается охраны границ, людей никогда не бывает много. Масштабные боевые действия развернулись на территории города. И, к слову, информационная война зародилась в тот момент, когда первый выстрел раздался на территории Искренности. В тот момент воспользовались ложью все: и Бесстрашные, и Эрудиты и даже Дружелюбные. Ведь что важнее в любом политическом столкновении? Верно, коалиции и сотрудничество. Иначе и быть не может.
- А что рассказывать? - будто сам у себя спросил Райли, отодвигая стул, чтобы сесть. Сделав глубокий вдох, он начал свое повествование. Хм... столько всего произошло, что на какую-то минуту он замешкался, растерялся, не зная какую правду-матку преподнести первой. Да, медсестра и врач Льда просили приносить только хорошие новости пациенту и оградить его от стрессов. Но они прогадали и очевидно не знали о корнях Шамана, которые уходят глубоко в фракцию правдолюбов, Искренность. Парень просто не умел врать, да и не собирался. - Дело дрянь! То чего каждый так боялся, началось. Война пришла в Яму, Лед, война. Самая настоящая. Искренние подписали бумагу и теперь они наши союзники. А изгои объединились с эрудитами и стоят по ту сторону баррикад. Отреченные и Дружелюбные воздержались и приняли нейтральную сторону. - он говорил только то, что знал, без каких-либо догадок или домыслов, только правду, как и прежде. Шаман здраво оценивает ситуацию и отдает себе отчет в том, что его дальнейшие слова могут нанести не поправимый удар по психоэмоциальному состоянию командира. - На счет отряда... - парень только заговорил, как двери за его спиной открылись. Кто-то крался, стараясь не шуметь. Привычка быстро все анализировать и просчитывать все наперед, заставила его только вздохнуть и растянуть губы в едва заметной улыбке. - Кроха Мэй пришла к отцу... - разумеется, ирония и никак иначе. Товарищеская, да. - Привет, Лиса. - он встает со стула и пододвигает его девушке. Появление Тернер сгладит иглы и разговор понемногу сможет уйти в правильное русло, не травматическое. Какая задача сейчас стоит перед ними всеми? Вернуть командира в строй в здравом уме и трезвой памяти. Да, это будет тяжело, учитывая КАК он пострадал, но нет ничего не возможного и медицина с каждым днем делает шаг вперед. И кто знает, быть может завтра люди в белых халат научатся правильно и грамотно выращивать клетки для работы в трансплантологии. Именно правильно, чтобы руки и ноги могли работать, а не служили чисто с эстетической точки зрения. На всё воля Всевышнего.
Когда же слова приветствия были сказаны и все вернулись к разговору, Шаман продолжил. - Из отряда нас осталось трое. - кивнув головой в сторону Мэй, солдат подытожил, что казалось и так понятным. Хотя, учитывая сколько времени Макс провел на больничной койке, то ... Райли не знал, что может знать наставник, а чего может и не знать. - Все силы брошены на охрану периметра. Не мне тебе рассказывать, как тяжело контролировать толпу бесноватых фанатиков. Без тебя пока никто не рискует формировать новый отряд из старых кадров. Есть интересные варианты, но... мелковатые они - на вздохе закончил свой рассказ парень. Что еще он мог рассказать? Да, наверное, ровным счетом ничего. Он только мог догадываться какой сейчас рой из мыслей воет в голове командира. Да, работка не из простых, управлять отрядом самоубийц, которые знают, что каждый день - это последний день. Сложная работа, очень сложная.

+2


Вы здесь » Divergent. Regeneration » То, что было » When it all went wrong?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC